все что я напишу

все что я напишу,
происходит со мною.
будто в лавке чудес,
удивлен, я не скрою.

мысль приходит ко мне,
я ее замечаю,
а потом и вокруг,
это я отмечаю.

и чем больше любви,
в своем сердце рождаю,
тем счастливее мне,
вам того же желаю!

такой нелепый сон приснился

такой нелепый сон приснился,
как будто жил я на яву,
влюблялся, матом матерился,
и пил коньяк, любил жену.

вставал и шел я на работу,
там тратил силы все свои,
и возвращаясь по субботам
я отдыхал, смотрел ТиВи.

порой проблемы возникали,
то денег нет, то нет еды,
с соседями порой ругались,
и во дворе орут коты.

года за годом пролетели,
уж клен под окнами подрос,
и закрывая веткой небо
не видно ярких в небе звезд.

все потускнело, все погасло,
нет больше радости во мне,
и на работу по привычке,
и во дворе опять коты,

и как то раз я оглянулся,
как будто кто-то крикнул мне,
и ошарашено проснулся,
и больше нет покоя мне.

поезда-они как люди

поезда-они как люди,
скучно им в депо стоять,
им бы рельсами о шпалы
равномерно в такт стучать.

и не важно, дождь иль холод,
ветер, душная жара.
ехать в даль, была б дорога,
видеть новые места.

рассекать пространство быстро,
с точки А да в точку Б.
не стоять, не прохлаждаться,
двигаться к своей судьбе.

я не жду что поверишь

я не жду что поверишь
и раздвинешь мне ножки
я пришел с другой целью
мне нужна не обложка
мне не надо притворных
охов ахов и вздохов
я хочу как и прежде
разговоров глубоких
там где ангелы нам
свою песню шептали
где струится вода
и над ней мы летали
тишина и покой
наполняли нам сердце
но не веры я жду
ну пойми наконец-то

как один другой корабль

как один другой корабль,
встретил я тебя когда-то,
но спасенья уже нету,
кончилась моя регата.

то-ли боцман всегда пьян,
то-ли карты подменили,
но скорей всего, наверно,
капитана не учили
бороздить, то сине море…

так и вышло что тебя,
встретил я уже на мели.
понимаю, что во мне
не увидела ты цели…
парус рваный, капитан
на борту, довольно страный,
не боясь девятый вал
вывел свой корабль к мели.

много лет с тех пор прошло,
я по-прежнему не в море,
затонуть пора давно,
но все мысли беспокоят..
где же ты, мечта моя?
как и с кем живешь сегодня?
понимаю хорошо.
и я буду ждать чего-то…

когда уходит человек

когда уходит человек,
из твоей жизни навсегда,
внутри оставит он свой след,
и это будет не беда.

коварна, странна эта жизнь,
почти всегда не понимаем,
в чем смысл и какой удел,
и как задачи бог нам ставит.

и расставаясь навсегда,
не верь, что это прям надолго.
все мы придем на небеса,
и это точно и бесспорно!

в небесной бездне облака,

в небесной бездне облака,
так, словно кто-то рвал там вату,
и ветерок едва, едва,
и тишина сию минуту.

и вдаль полей взгляд улетает,
как волны, там растет трава,
а рядом бабочки летают,
и тишина, и тишина.

и рыбка плещется в пруду,
и стрекоза над ней летает,
все это домом я зову!
и тишина сюда нас манит.

глубинной мыслью проникаюсь

глубинной мыслью проникаюсь,
смотря в ночной я неба свод.
когда луны и след растаял,
на небе звездный хоровод.

кругом черно и свет светил,
далеких, может быть и близких,
он начинает разговор
со мной одним, в моих же мыслях.

и как бы нету никого, совсем
не как как-будто.
один за всех веду я спор,
о вечности и о минутах.

и через час, а может два
возможно, что совсем под утро,
ко мне приходит тишина,
и это сладкая минута.

и в этот миг я увидал,
всю бесконечность мирозданья.
разрушил я свой идеал,
и перестало Быть сознанье.

колышутся березки

колышутся березки,
от ветерка едва,
а рядом в поле сочная
зеленая трава.
на небе нет не облачка,
лишь в далеке туман,
проснулось даже солнышко,
от этого я пьян.
дурманит воздух травами,
цветами на лугах,
стрекочет длиннокрылая,
большая стрекоза.
и от чего-то хочется,
остаться на всегда,
в местах, где не услышу я
большие города.

из темноты, не давно, в свет

из темноты, не давно, в свет
я вышел, а точней родился.
еще вернее, в темноту
я не надолго погрузился.

а если быть совсем уж точным,
из света вышел в темноту,
с той целью, что обязан просто
рассеять светом темноту.

когда находимся мы там,
где корнем всех причин есть свет,
тогда понятно всё нам там
и беспокойства тоже нет.

и лишь родившись понимаем,
как много нам дала судьба.
и мы на долго забываем,
какой есть свет и что есть тьма.

все перепутано на этой,
что домом мы зовем планете.
и вспоминаем лишь к закату,
что светом быть нам в жизни надо.